Сначала мне затянули финансовую удавку

Сначала мне затянули финансовую удавку. Потом отобрали мечту. Но самое главное – у меня забрали свободу.

фрилансер

Мой дом в двадцати минутах от моря, и я хожу на пляж гулять с собакой. Между пляжем и поселком, где я живу, проходит автотрасса Керчь-Феодосия. Сегодня, когда мы с собакой подошли к дороге, мимо проехал военный бензовоз. Ну проехал и проехал.  Постоянно ездят.

Потом я стояла у окна на веранде с чашкой чая и смотрела, как над поселком пролетает военный вертолёт. Ну пролетел и пролетел.  Каждый день летают.

Потом я поехала по делам в город. По городу ходят люди в новой для моих глаз темно-зеленой в крапинку форме. Они просто ходят, переговариваются между собой, покупают мороженое и сладкую воду… Ну ходят и ходят.

К военной технике и зеленым человечкам на улицах уже постепенно начинаешь привыкать. Наверно, это защитная реакция организма. Потому что если не привыкать, то можно сойти с ума.

Многие мои знакомые жалуются на то, что им звонят родственники/друзья/знакомые и в ужасе вопрошают: «Как вы там живёте?!! Это же кошмар что у вас там творится!!!» И мои знакомые уже устали всех убеждать, что все спокойно и вообще ничего у нас не изменилось.

Да, конечно, безусловно. Ничего не изменилось. Если вся твоя жизнь состоит из того, чтобы есть, пить, спать и ходить  в туалет – да, ничего не изменилось. Остальная надстройка, которая отличает человека от животных, шатается, трещит по швам и начинает сыпаться.

Первые три недели я жила с постоянным ощущением, что в моем внутреннем  мире рушатся все стены

Я фрилансер. Это не только воплощение мечты офисного планктона об отсутствии начальников и собственном рабочем графике. Это еще и заказчики за тридевять земель, интернет-счета, банковские переводы, закупки в интернет-магазинах  и курьерские службы. Коллапс банковской системы стал для меня оглушительным ударом.

Сначала была блокировка карточки Приватбанка, и я потеряла возможность безналичных расчетов. Терминалы не работают, единственной лазейкой остались Webmoney с кошмарным курсом  120 рублей=50 гривен.  Просить пополнить вебмани приходится родственников в Киеве, потому что сама я не могу. Начались прелести жизни в долг.

Потом был бардак с денежными переводами. Моя заказчица неделю металась по Москве, пытаясь перевести мне деньги. Каким-то чудом ей это удалось. Сейчас на очереди следующая оплата, и я уже изобретаю хитрые схемы перевода денег через другой город, на адрес человека, у которого я покупаю материалы, потому что про  нормальные расчеты с интернет-магазинами можно забыть.  Пока тяну на старых запасах. Что буду делать потом, не знаю.

Мои знакомые  договорились с интернет-магазином, их поставщиком, на то, что высылают им посылку с какой-нибудь фигнёй,  в которую запрятан конвертик.  Понятно, что по правилам Новой почты это делать нельзя. А что, есть варианты?

Это удивительно вообще, что Новая почта работает, хотя не должна. Укрпочта объявила о прекращении приема посылок. А у меня два заказа в работе – один в Москву, другой в Белгород. Остается только надеяться, что всё устаканится, пока я их доделаю. Иначе – хоть лично вези. Кстати, таможни на Перекопе уже поставили.

С этой банковско-почтовой  удавкой на шее  только и делаешь, что  изобретаешь способы выворачиваться из узлов.

Я езжу в центр города за покупками мимо паспортного стола. Возле дверей – постоянная толпа. Люди стоят скученно, головы все повернуты в одну сторону.  Они напоминают мне отары овец на горных склонах Грузии. Овцы тоже так – плотной кучкой и все в одну сторону идут. Я проезжаю мимо паспортного стола и размышляю над тем, что большинство людей – о сути, та же отара овец, которой на самом деле всё равно, кто их пастух. Лишь бы травка на пастбище была посочнее и кошара на случай дождя. Они говорят «Мы хотим стабильности», «Лишь бы было спокойно» и плотной кучкой движутся туда, куда их гонит пастух – например, в паспортный стол. Они еще не осознали, что обещанная травка зеленее не будет, а крыша в кошаре дырявая. Когда поймут, начнут возмущенно мекать. Да только кто их будет слушать. Всё, что пастуху надо, они уже промекали.

А сейчас они довольны. Добрые пастухи построили им загончик, защитили  от страшных волков-бендеровцев, которые уже чуть было не приехали всех перестрелять. И они из-за своего заборчика ждут, когда на них посыплется обещанная халява в виде увеличения пенсий в четыре раза.
Они – в загончике. А я – в клетке.

Новый министр курортов и туризма Крыма заявила на днях, что «Введение каких-либо ограничений на выдачу виз в страны ЕС жителям Крыма не отразится на их отдыхе. В случае введения таких ограничений крымчане могут отдохнуть и дома». А мы так мечтали поехать в Испанию. Теперь у нас великолепная альтернатива: на шашлыки в соседнюю лесопосадку. А что. Тоже отдых.

Теперь я смотрю на мир через прутья решетки. Остается только радоваться, что это не сплошная стена, и я могу смотреть на мир через окно Интернета.

В Интернете нескончаемый поток инфы, как ухудшается жизнь в Крыму, как валится предстоящий сезон, как выдают перлы маразма наши новые бандиторуководители. И под этими постами – злорадные комменты, мол, вы, крымчане, сами выбрали, вот и отгребайте теперь.  Беда в том, что те, кто валил толпой на референдум, эти комменты не прочитают. Их прочитают такие, как я, которые ЭТО не выбирали. Нас просто поставили перед фактом. У нас не было свободы выбора.

Сначала мне затянули финансовую удавку. Потом отобрали мечту. Но самое главное – у меня забрали свободу.  Свободу выбирать жить так, как я хочу.  Бывать там, где я хочу. Думать, что хочу. Это больше, чем просто работать без начальника и по собственному графику.

Да только свобода – штука мало востребованная. Вольных мустангов всегда намного меньше, чем глупых овец.


Другие истории

Иногда нужно и потерять, чтобы больше ценить, что имеешь. Потерять страну – чтобы понять, как ты ее на самом деле любила
экскурсовод

Какое может быть пространство для развития личности в стране, где присутствует диктатура режима, культ вождя, преследование политических оппонентов?
Менеджер, Симферополь

Якщо я повернусь у Крим, то лише в складі диверсійної групи і з автоматом Калашнікова
медработник, Евпатория

Я говорю потому, что на материке спрашивали, почему мы не сопротивлялись

Даже в школе моих детей начали учить российскому гимну и твердить, что Крым – это часть России и что мы россияне

Добавить комментарий