Иногда нужно и потерять, чтобы больше ценить, что имеешь

Иногда нужно и потерять, чтобы больше ценить, что имеешь. Потерять страну – чтобы понять, как ты ее на самом деле любила.

Из Крыма уезжают. Уезжают умные, сильные, целеустремленные. Уезжают те, кто не может смириться, кто нацелен на действие, кто хочет сам строить своё будущее. Уехать не так-то легко. Бросить нажитое, порвать с устоявшимися связями, расстаться со старыми планами. Уезжают те, кто меньше привязан, кому проще круто изменить свою жизнь. Я не отношусь к таким.

Почему я остаюсь? На то есть три причины. Первая – эмоциональная. Крым – это МОЯ земля. Я люблю эту землю, я вросла в нее всеми клетками своей души, я потеряла свое сердце где-то среди Коктебельских холмов, а длинными зимними ночами мне снятся извивы крымских серпантинов. Ну как я уеду? Я и экскурсоводом-то стала от огромной любви к своей земле, и главной целью моей работы сделала стремление сделать так, чтобы гости полуострова увидели и полюбили Крым таким, каким знаю и люблю его я.

Вторая причина – материальная. Продать дом мы не можем, закрыть и оставить – тоже. Его растащат по кирпичику свои же соседи. Я цветы сажаю за калиткой – их выкапывают. Нет, конечно, можно прийти и попросить, и я с удовольствием поделюсь, но для них украсть – это более естественно.

Третья причина – иррациональная. Я просто не верю в то, что происходит. Я не верю, что Крым останется российским, хоть он и обвешан сейчас триколорами, торчащими из каждой щели, а в ряде контор уже отказываются принимать гривны. Я не смирилась и не верю. Это очень тяжело – не смиряться и не сломаться при этом.

Я вижу, как меняются мои знакомые – те, кто не хотел в Россию. Как стареют лица сразу лет на десять. Как меняется взгляд и интонация в голосе, и это не скрыть тщательным макияжем и новой стрижкой. Моё лицо тоже поменялось. Я осознала это, когда одна знакомая, с которой мы не виделись год, при встрече вдруг кинулась меня утешать великой мантрой «всё будет хорошо». Я удивилась и сказала, что у меня и так всё хорошо. А она ответила: «Ну я же видела, какой ты была год назад!» …и тогда я поняла, что выгляжу как человек, который пережил горе. Если бы у меня в семье кто-то умер, я бы выглядела именно так. Но у меня в семье всё благополучно, а лицо поменялось.

Я никогда не отличалась особенным патриотизмом. Была Украина – моя страна, и был Крым – моя земля. Они просто были, а теперь моей страны у меня нет. И если я уеду – у меня будет моя страна, но не будет моей земли. Я просто поменяю одну боль на другую. Ну, это как родители, которых должно быть двое. И сейчас мне приходится искать ответ на тот идиотский вопрос, который задают маленьким детям: «Ты кого больше любишь, маму или папу?» Я смотрю вокруг – таких, как я, меньшинство. Или это мне «повезло» с окружением? Крымское общество так часто подвергалось выселениям-переселениям, что сейчас его составляют люди, которые к этой земле не привязаны. Они живут на ней, используют, и без всяких душевных терзаний продадут кому угодно за пенсию повыше. Они не любят эту землю, они ее имеют. Сейчас они довольны. Они лепят российские триколоры у себя в машинах (нередко сразу два!), радостно обсуждают «украинских карателей, убивающих мирное население в Славянске» (привет российской пропаганде), и уверенно ждут толпы российских туристов. Кстати, на майские они приехали. Основная причина? «Стал российским, я и подумала – надо приехать, посмотреть» — это я собственными ушами слышала у себя в экскурсионной группе. То, что туристов было меньше – мало кто заметил. Майские праздники – не показатель. Майские в Крыму всегда вялые – море-то еще холодное. Вот наступит июль – тогда и будет отрезвление. Но не у всех. Наверняка к этому времени телевизор вложит в головы новую жвачку. Российская пропаганда делает своё дело. Когда я у себя на фирме в офисе сказала, что в России Путин – это религия, на мою голову свалился бурный шквал эмоций и лекция на тему «Да как ты не понимаешь, только очень сильный человек может держать такую огромную страну» — и так далее на тему «путинмолодец». И это я слышу от людей, которых знаю полжизни и знаю, что еще полгода назад им в голову такие мысли не приходили.

Просто поражаешься, как быстро из людей вынимают мозги. В офисе я теперь стараюсь не появляться. Не могу слушать рассуждения о том, что побоище в Одессе – дело рук Правого сектора. В офисе моей фирмы сейчас бурная деятельность – готовятся к сезону, ждут российских туристов. Украинских не ждут – в Украине «кошмар и гражданская война». Жизнь постепенно ухудшается, но из-за того, что это происходит медленно, то все воспринимают это относительно спокойно. Конечно, жалуются, но стандартно заканчивают жалобы словами «что поделаешь, переходный период» — и готовы терпеть дальше. Сколько это продлится? Не знаю. Может, год. Может, больше. Но, как минимум, должно пройти полное разочарований лето и тяжёлая голодная зима. Чтобы до электората дошло, что улучшений им с Россией не светит. Что цены так же будут расти, а уровень жизни – снижаться. И желательно, чтобы это происходило на фоне рассказов об улучшении жизни в Украине. Потому что сейчас, когда на востоке стреляют, Крым для них – воплощение стабильности и спокойствия, и они счастливы, что сбежали из этой ужасной Украины с ее хунтой в прекрасную стабильную богатую Россию с великим и могучим Путиным, который их, конечно, защитит. Те, кто понимает, что на самом деле всё не так – сейчас молчат. Они, как и я, ждут.

Я смотрю вокруг и думаю: пусть поиграются в Россию, побегают с флагами. Они довольны. Не осознавая, что Бог иногда наказывает исполнением желаний. Да, тяжело. Да, трудно. Цены растут, жизнь ухудшается, с работой туго, количество индивидуумов с вынутыми мозгами растет с геометрической прогрессией. Но – это нужно. Иногда нужно и потерять, чтобы больше ценить, что имеешь. Потерять страну – чтобы понять, как ты ее на самом деле любила. Увидеть, насколько больно общество, в котором ты живёшь – чтобы пройти через ломку сознания и понять, как жить дальше. Я знаю, что ближайшее будущее светлым не будет. Но – так надо. Так должно быть. Просто через это нужно пройти.


Другие истории

Какое может быть пространство для развития личности в стране, где присутствует диктатура режима, культ вождя, преследование политических оппонентов?
Менеджер, Симферополь

Якщо я повернусь у Крим, то лише в складі диверсійної групи і з автоматом Калашнікова
медработник, Евпатория

Я говорю потому, что на материке спрашивали, почему мы не сопротивлялись